Кредиторы пытаются отобрать единственное жилье у банкротов: судебная практика

22 декабря 2017

Согласно Законодательству РФ существует перечень имущества, которое не могут отобрать у граждан ни при каких долгах. Сюда входит, в частности, единственное жилье – квартира или дом, в котором проживает должник с семьей. Соответственно, такое имущество не может быть отобрано и в рамках процедуры банкротства.

Однако судебная практика показывает, что банки, МФО и другие кредиторы наравне с финуправляющими все же принимают попытки отобрать единственное жилье у банкротов.

Например, дело А41-84978/2015. В суде проходило банкротство Харченко В. А. У должника из дорогостоящего имущества был в собственности только дом в размере свыше 400 кв. м. Сам Харченко заявлял, что дом является его единственным жильем, соответственно, о его реализации и продаже не может быть и речи.

Несмотря на четкий регламент законодательства, кредиторы все же решили сделать по-своему, посчитав такое жилье слишком роскошным для должника, который к тому же был признан банкротом в судебном порядке. Они провели общее собрание кредиторов и приняли решение продать дом, купив взамен должнику менее комфортное и просторное жилье. А разницу забрать себе в качестве компенсации. Напомним, дом располагается в Подмосковье. Кредиторы подобрали квартиру для должника в том же районе.

После принятия такого решения финуправляющим был заключен предварительный договор об отчуждении той квартиры. Далее он отправил в суд заявление о том, что собирается внести на депозит 6 миллионов рублей. Деньги были предназначены для покупки новой квартиры для банкрота, взамен дома.

Доводы «продавцов» заключались в следующем:

  • соблюдение баланса интересов (они посчитали, что иметь такой дом при банкротстве – это нарушать интересы кредиторов);
  • превышение минимальной нормы положенных квадратных метров на человека в 6 раз;
  • обеспечение эффективной и работающей системы реализации.

Несмотря на столь тщательную подготовку, было проиграно 3 суда – АС в МО, апелляционный суд и АС Московского округа. Как стало известно, ВС РФ тоже поддержал предыдущие суды, и не стал рассматривать кассационную жалобу.

Суды совершенно справедливо отказали в удовлетворении данного иска, сославшись на то, что законодательство о банкротстве не предусматривает внесения денег на депозит с целью приобрести банкроту дом/квартиру за счет проданного единственного жилья. Также финуправляющий просто не имеет права покупать недвижимость должнику в таком порядке.

В другом деле (№А81-4514/2015) инициатором продажи единственной квартиры банкрота выступал финуправляющий. У банкрота имелось единственное жилье, но при этом он еще был зарегистрирован у своей матери.  По мнению управляющего, должник имел как минимум 2 жилья, соответственно, его личную квартиру можно было продать.

Опять же, ни один суд не согласился с доводами финуправляющего. В частности, в решении одного из АС было указано, что квартира, где зарегистрирован должник, принадлежит матери, и она предоставлена в пользование по договору соцнайма. Соответственно, она не является собственностью частного лица, и может быть отобрана обратно государственным или муниципальным органом.

Судебная практика показывает, что единственное жилье все равно остается таковым, при любых обстоятельствах. Никто не вправе посягать на такую квартиру или дом, и решения судебных инстанций это подтверждают.

Заявление
о банкротстве

бесплатный online-сервис

Составить заявление

Бланки документов

для подачи заявления о банкротстве

Получить бесплатно

Ваш бесплатный вопрос по банкротству физлица

Если Вам трудно сформулировать вопрос — позвоните по бесплатному многоканальному телефону 8 800 200-78-62, юрист Вам поможет